Генриетта Шульц

автор: Anna Kaszuba-Dębska, 2012

Появившаяся на свет в 1851 году Гендель Кухмеркер – самая младшая из семерых детей Берла Бериша Кухмеркера (1808–1883), рожденного от первого брака Иуды Герша Кухмеркера (1772–1832) с Хаей Сарой, безвременно скончавшейся матерью единственного сына Берла. Вторая жена Иуды Герша, мачеха Берла – Цириль – произвела на свет сводных братьев и сестер Берла Бериша: Давида (младше его на 9 лет), Темерля (младше на 12 лет) и Абрама (младше на 17 лет). Берл Бериш Кухмеркер – отец Генриетты – фигурирует в книге 1862 года «Коммерция в Галиции» как spezereiwarenhandler, вместе с Гольдхамером, Гофманом, Штернбахом, Зюсманом и Вагманом. Старое немецкое слово spezereiwarenhandler обозначает торговца пряностями и лекарствами. Дрогобыч расположен в нефтяном бассейне, и, возможно, этим-то препаратом и торговал Берл. В середине XVIII – и даже еще в XIX веке – нефть использовалась как чудодейственное средство. Вот цитата из книги 1929 года «Королевский город Дрогобыч»: «В прежние времена нефть использовали как смазку для повозок, а также в качестве лекарства, ибо ей приписывались целебные свойства. Нефть не раз пытались использовать и для освещения, однако эти попытки, особенно в начале XIX в., не дали успешных результатов, так как из-за взрывов и пожаров ставили под угрозу жизнь и имущество людей». К концу 1850-х годов в Дрогобыче появляется несколько мелких нефтеперегонных заводов с примитивным оборудованием, и уже в 1863 году они начинают сливаться в более крупные объединения – так возникает первое крупное предприятие «Большой завод», которое впоследствии будет преобразовано в нефтеперегонный завод «Галиция», один из крупнейших в мире на тот период. Среди множества совладельцев-акционеров мы находим фамилии дрогобычских spezereiwarenhandler’ов: Гофман, Гаутенберг, Лаутербах, Вагман, Гольдхаммер. С высокой степенью вероятности можно утверждать, что Берл Кухмеркер, отец Генриетты, был в числе лиц, занявшихся новым бизнесом. Доказательством служит тот факт, что его внук, Иуда Герш Генрик, сын Моисея, самого старшего из братьев Генриетты и ее ровесник, в 1920-х годах был директором «Галиции» и работал вместе со старшим сыном Генриетты, инженером Изидором Шульцем. Перед началом Второй мировой войны мы находим в правлении компании фамилии тех, кто в числе первых занялся нефтяным бизнесом: Шухмана, Гофмана, а главное – Кухмеркера. Цитируя далее книгу 1929 года «Королевский город Дрогобыч», мы узнаём: «С появлением первого автомобиля, а особенно самолета, нефтяной промысел начал энергично развиваться, и страны, обладающие нефтью, оценили важность ее значения. В Республике Польша имеются три нефтяных центра: ясельско-кросненский, станиславовский и самый главный – бориславско-тустаньский округа. Польское правительство издало специальный буровой закон, облегчило частному капиталу бурение, предоставив под эти цели займы, и одновременно приступило к самостоятельным разработкам». Воспользовался ли Берл Кухмеркер правительственным займом для расширения фирмы, опирающейся на бурно развивающийся нефтяной промысел? Скорее всего – да. Доказательством тому может служить газетная заметка от 1886 года, появившееся через три года после его смерти: «Настоящим извещаем, что на основании постановления о разделе имущества несостоятельного должника Эмануэля Кухмеркера в Дрогобыче дня 25 августа 1886 года, принятого на основании действующего законодательства, решено реализовать оптом нераспроданное ранее вышеупомянутое движимое имущество, а именно товары разных видов в лавке под номером 27 в Дрогобыче, а также находящуюся там же домашнюю утварь несостоятельного должника, посредством оферт, тому, кто предложит любую наивысшую цену, при этом ни за количество, ни за качество выставленного на продажу движимого имущества правление не ручается. Оферты, обеспеченные 20% денежным залогом в наличных деньгах либо в ценных бумагах, надлежит вручить не позднее 6 часов вечера 2 сентября 1886 года лично управляющему имуществом или же достопочтенному г-ну д-ру Апфелю, адвокату, в Дрогобыче, у которых также можно подробнее ознакомиться с реестром и условиями. Генрик Кухмеркер управляющий имуществом должника». Объявление в газете помещает не кто иной, как сам директор завода «Галиция» Генрик Кухмеркер, который перенимает инициативу у своего состарившегося отца Моисея, первородного сына Берла, заменяет его и упорядочивает имущественные дела своего деда, отца Генриетты. Вопросы здесь вызывает только имя Эмануэль. Вполне вероятно, что промышленник полонизирует свое еврейского имя – в те времена такое случалось довольно часто. С конца XIX века в Дрогобыче функционирует и вполне процветающая паровая лесопилка, являющаяся собственностью Йонаша Кухмеркера, троюродного брата Генриетты и ее ровесника. Занимается она главным образом производством паркета и половых дощечек. В 1922 году в управлении компании заседают уже зятья Йонаша – Адольф Кесслер и Эмиль Пулторак, а фирма в то время держит 150 работников. Основная деятельность сосредоточена на производстве дубовых, пихтовых и еловых досок и бруса, а также всякого рода полов. В 1906 году в «Адресной книге Галиции» мы находим и фамилии Юзефа и Вольфа Кухмеркеров – владельцев другой паровой лесопилки в Дрогобыче. По всей вероятности, это брат Генриетты, старше ее на 6 лет, и ее дядя. Как видно, семья Кухмеркеров – большая, весьма практичная и изобретательная, о чем свидетельствуют многочисленные деловые учреждения, которыми они управляют. А Генриетта? Как в эту пору складывается личная жизнь самой младшей и, наверное, горячо любимой дочери нефтепромышленника Берла, а заодно – тетушки и ровесницы его старшего внука Генрика, директора нефтеперерабатывающего завода «Галиция»? Конечно, она уже замужем, а замуж выходит по любви – как еще можно объяснить мезальянс девушки из богатого дома с несостоятельным женихом? Незадолго до 1872 года она вступает в брак с человеком, старше ее на пять лет, Иаковом Шульцем – сыном Гинды и Шимона, приехавшим в Дрогобыч из Судовой Вишни, деревни, расположенной между Львовом и Пшемыслем. Конечно, она становится матерью. Ее старшая дочь Анна – Хана, или Ганя – появляется на свет в 1873 году, а сын – Барух Израиль Изидор – в 1881-м. К несчастью, позади у нее очень тяжелые, травматические и горькие переживания: ее второй сын Исаак, на три года моложе Ани, умирает в возрасте всего лишь трех лет. Генриетта с мужем и детьми, конечно, живет с семьей в каменном доме на углу Рынка и улицы Самборской, впоследствии Мицкевича. Но остается ли она как самая младшая из семерых детей при родителях, чтобы заботится о них в старости, – или же каменный дом на Рынке, 10, вместе с лавкой, управлявшейся некогда ее отцом Берлом, стал ее приданым? Энергичная Генриетта управляет домом, в котором живет ее многочисленная родня и прислуга, помогает вести дела в лавке. В 1887 году, через восемь лет после смерти сына Исаака, она рожает еще одного ребенка, на этот раз дочку Гинду. Но увы – через три года Генриетта второй раз переживает отчаяние из-за утраты ребенка. Она посвящает себя детям, Ане и Изидору, прилагая все усилия, чтобы те могли получить безукоризненное воспитание и образование. Распоряжается домом и помогает мужу в управлении лавкой мануфактурных изделий. Проходит два года после смерти Гинды, и Генриетта пятый раз, в возрасте 41 года, рожает своего последнего ребенка. На сей раз 12 июля 1892 года на свет появляется самый младший ее сын Бруно Шульц. Акушерка, помогавшая при родах, – надежная, с блестящей профессиональной подготовкой, Гиттель Вагнер, которую уважает не только еврейское население города. Неделей позже, 19 июля, следует обрезание мальчика, произведенное родственником Самуэлем Купфербергом из Дрогобыча, свидетелями же церемонии становятся Давид Вольф Поллер и Абрам Зингер. Генриетта посвящает любимому младшему сыну больше времени, чем остальным своим двум детям: Гане, старшей Бруно на 19 лет, и Изидору, который на 11 лет старше Бруно. Генриетта выхаживает и окружает своего болезненного младшего сыночка заботой. С раннего детства читает ему в подлиннике баллады Гёте, разделяет его любовь к искусству и гордится его отличными результатами в учебе. Со временем здоровье ее мужа Иакова ухудшается, у него начинается онкологическое заболевание, от которого он впадает то в меланхолию, то в неистовство. Из-за жизненных испытаний Генриетта вынуждена одна заниматься домом и вести дело, не приносящее столь необходимого семье дохода. В 1906 году в «Адресной книге Галиции» мы находим заметку: «Генрика Шульц, мануфактурная лавка, Рынок». В 1900 году, когда Бруно исполняется 8 лет, она выдает замуж свою первородную дочь, 27-летнюю Ганю. Жених на три года старше Гани, нефтепромышленник, сын одного из основателей «Галиции», Моисей Гофман. Вскоре, в 1903 году, Генриетта становится бабушкой Людвика, а в 1910-м – Зыгуся Гофманов. В 1909 году ее старший сын, выпускник Львовской политехнической школы Изидор женится на Регине Либесман. Генриетта обретает очередных внуков: родившегося во Львове Вильгельма (1910), в Дрогобыче – Элю (1914) и в Вене – Иакова (1915) Шульцев. В 1910 году в жизни семьи происходит еще одна трагедия: зять Генриетты, Моисей Гофман, страдает неизлечимым заболеванием. Надежды на излечение нет, и он кончает жизнь самоубийством. Сразу после этого у овдовевшей Гани возникают проблемы с психикой, она уже не в состоянии сама растить сыновей и вести хозяйство. Шестидесятилетняя Генриетта тотчас же принимает решение помочь дочери и переезжает к ней. За свою жизнь она уже потеряла двоих детей и хочет не допустить самого худшего. Вместе с ней дом на Рынке покидают Бруно и ее тяжело больной муж Иаков. Генриетта заботится о внуках, помогает дочери обрести душевное равновесие, ухаживает за мужем и болезненным Бруно. Постоянную и надежную финансовую поддержку ей оказывает старший сын, инженер Изидор Шульц, чьи достижения, бизнес и социальный статус – повод для материнской гордости. Генриетте хотелось бы устроить личную жизнь младшего сына, сосватать Бруно его троюродную сестру – красивую, благовоспитанную, из богатой семьи, Тинку Купферберг, но тот приходится ей не по вкусу. В 1915 году умирает муж Генриетты Иаков Шульц, с которым она прожила в браке более 43 лет. До конца дней Генриетта живет с дочерью, сыном и внуками на улице Беднарской (впоследствии Флорианской), 12. Вести хозяйство помогает ее родственница Циля Бардах. Генриетта Шульц умирает весной, 23 апреля 1931 года, и ее хоронят в могиле мужа на еврейском кладбище.