Романа Гальперн

автор: Anna Kaszuba-Dębska, 2012

Появляется на свет в 1900 году, дочь известного и очень влиятельного варшавского журналиста Александра Кенига. Она получает блестящее гуманитарное образование. Свободно владеет иностранными языками: немецким, французским, английским и русским. С самых ранних лет девочка растет в варшавской литературно-артистической среде. У нее артистический дар и высокие устремления, она собирается стать актрисой и сдает вступительный экзамен в Театральную школу, окончить которую ей, однако, не удается. Романа выходит замуж за Мачея Гальперна, и у них рождается единственный сын, Стефан – близкие ласково называют его Стефом. Вместе с мужем она работает в конторе кинокомпании, занимающейся импортом фильмов на иностранных языках, их подготовкой и распространением. Возникает вопрос, не является ли это одной из активно действующих кинокомпаний инженера Изидора Шульца, директора кинематографического агентства «Корсо» – студии, представляющей парижский «Gaumont» и итальянский «Mondial»? Брак Гальпернов оказывается несчастливым, проходит через множество кризисов, и в конце концов супруги решают развестись. Рома живет то одна, то с болезненным сыном, в варшавских квартирах на улице Фоша, 6, с номером телефона 5 04 35 – как сообщает «Варшавская телефонная книга 1938–39 годов», затем на Ясной, 17, с тем же самым номером 5 04 35, согласно «Телефонной книге 1939/40 годов». Она берется за самые разные работы в качестве стенографистки и секретаря во многих частных и государственных учреждениях. Организует и принимает активное участие в художественных мероприятиях столицы, таких как встречи с авторами, лекции с участием писателей, дружит с Витольдом Гомбровичем и Тадеушем Штурм де Штремом. Какое-то время у нее связь со Станиславом Игнацием Виткевичем, который пишет для нее несколько прекрасных пастельных портретов, постоянно сопутствующих ей в жизни, висящих на стенах квартир, в которых она живет. На этих портретах мы видим женщину необычной красоты, прекрасную и изящную, с длинными черными волосами, забранными в пучок, и печальными карими глазами, в глубоком взгляде которых отражается одиночество. Так как Рома в разводе с мужем, она вынуждена сама справляться с окружающей действительностью, не всегда благосклонной к женщинам подобного гражданского состояния. Ей приходится часто менять работу, но она не сетует на превратности судьбы. Она находчива и доброжелательна, о чем свидетельствует ее богатая переписка 1936–1939 годов с Бруно Шульцем, с которым Рома знакомится во время его полугодового отпуска в Варшаве благодаря дружбе обоих с Виткевичем. С самого начала этого знакомства Рома советует, подсказывает, помогает дрогобычскому писателю, окружает его заботой. Она – лекарство от любой беды и надежная помощница в оформлении всяческих документов и улаживании официальных дел. Она дает советы по вопросу гражданского брака с Юзефиной Шелинской, по получению валюты, ходатайствует в паспортном отделе, помогает в профессиональных, литературных делах и не уклоняется ни от одной просьбы, адресованной ей в письмах Бруно. Она его друг и наперсница, которой он доверяет свои беды, личные неудачи и усиливающиеся депрессивные состояния. Она и сама сражается с множеством жизненных проблем, о которых упоминает в письме от 15 мая 1938 года: «Дорогой Бруно! Только сегодня отвечаю на твое почти отчаянное письмо, но я не живу уже на ул. Фоша (…) Я не могу, увы, действием подкрепить свое заверение, но верь мне, Бруно, что, если бы не страх потерять место, я уже сегодня сидела бы рядом с тобой в Дрогобыче, и не из-за какого-нибудь курортного лечения близ Дрогобыча – только лишь ради тебя, чтобы любой ценой вытянуть тебя из того ужасного маразма, в который ты последнее время впал». Несмотря на то что Рома заботится о других, ее собственное состояние здоровья оставлять желать много лучшего. Из-за тяжелых приступов болезни желчного пузыря ее госпитализируют и лечат наркотическими средствами, ей делают операцию по удалению кисты, у нее хроническая болезнь печени. Она остается без поддержки семьи, одинокая, предоставленная самой себе. Ее квартирные условия в это время ухудшаются. Она снимает и оплачивает жилье в деревне на 5 месяцев, но контракт срывается, и она остается без крыши над головой, из-за чего поселяется в комнате при конторе, в которой работает, а дело ожидает своего разрешения в адвокатской канцелярии Однако она не жалуется на судьбу и по-прежнему предлагает помощь Шульцу в его планах летней поездки в Париж. Она пишет: «У меня впечатление, что все эти жилищно-болезненно-материальные заботы – замечательное лекарство от проблем, которые по-настоящему причиняют боль. Все это пройдет, и будет квартира, та или иная. А те другие дела – очень существенны (….) Бруно, прошу тебя, выше голову, ведь несмотря ни на что, жить все-таки стоит, верно?» Август того года, когда Шульц покоряет Париж, Рома проводит в Крынице Гурской. Связано ли это с плохим состоянием здоровья и попыткой восстановится? С большой вероятностью – да. Наверное, это реакция на экзамены ее сына Стефана, которому в школах живется не сладко, в Государственную гимназию. Рома пробует себя в литературе и делится своими пробами пера с Шульцем, а тот в восхищении от прочитанного пишет: «И все же присланный образчик вашей прозы стал для меня полной неожиданностью! Он замечательный! Вопрос в другом: хватит ли у вас материала и дыхания на вещь большего масштаба (…)Пишите дальше! Концовка у вас получилась очень удачно!» Их знакомство продолжается три года, и обрывает его начало Второй мировой войны. Во время оккупации Рома вместе с сыном оказывается в варшавском гетто, из которого после первой масштабной акции ликвидации в июле 1942 года им обоим удается бежать. Сына Стефана она оставляет в безопасном месте в интернате Сельскохозяйственной школы под Кельце, а сама добирается до Кракова, где под фальшивым именем Янины Соколовской, со своим блестящим знанием языков устраивается на работу в немецкое импортно-экспортное предприятие. Увы – в 1944 году ее узнают и доносят в гестапо, что она еврейка. Ее арестовывают и сажают в тюрьму на Монтелюпих. После множества тяжелых допросов, несмотря на то, что она упорно не признает свое неарийское происхождение, Романа Гальперн была расстреляна немцами, так и не дождавшись освобождения Кракова, которое произошло вскоре после ее гибели, 18 января 1945 года. Сын Романы – Стефан Гальперн – после войны уезжает в Германию, а затем в Соединенные Штаты, где работает врачом под именем Стивен Ховард.