Рахеля Корн

автор: Anna Kaszuba-Dębska, 2012

Родилась 15 января 1898 года в селе Подлишки близ Пшемысля, в восточной Галиции в тогдашней Австро-Венгерской империи. Воспитывалась в земельном хозяйстве под названием Суха Гура, которым в основном занималась ее рано овдовевшая мать – после смерти мужа на попечении вдовы остались двенадцатилетняя Рахеля и двое сыновей, младших братьев Рахели. В доме семьи Герринг – такую фамилию носила Рахеля – и в их ближайшем окружении родным и обязательным в обучении является польский язык. Дома дети воспитываются среди книг из обширной библиотеки отца, который писал теологические комментарии. Рахеля находится под огромным влиянием классиков польской литературы. Подрастая, она попадает под влияние поэзии Болеслава Лесьмяна и Райнера Марии Рильке. В 1914 году вспыхивает Первая мировая война, во время которой семья Геррингов уезжает в Вену, где дети продолжают образование и совершенствуются в немецком языке. По возращении Рахеля сдает экзамен на аттестат зрелости в Польше и дебютирует в социалистическо-сионистской прессе, публикуя в «Новом дзеннике» («Новой газете») и «Глосе Пшемыском» («Голосе Пшемысля») в 1918 году новеллы, написанные по-польски. Годом позже она обращается к языку и культуре идиш – благодаря уговорам своего мужа, Герша Корна из Пшемысля, глубоко укорененного в еврейской культуре. Молодая поэтесса воспевает в своих произведениях красоту природы восточной Галиции, в прозе реалистично описывает жизнь евреев в период правления императора Франца-Иосифа. Ее творчеством восхищается Стефан Жеромский. Дебютируя как писательница идиш, она находится под влиянием творчества таких литераторов как Ицик Мангер, Мелех Равич и Барух Шеффнер. В 1919 году, уже на идиш, публикует свои стихи в « Lemberger Tageblatt», и критика отмечает ее как новый поэтический голос. Ее творчество – выражение личного протеста: вернувшись из Вены в родной город, где ее мать снова берется за земельное хозяйство, которым будет управлять до 1941 года, Рахеля испытывает потрясение от послевоенной разрухи. В ее раннем творчестве проявляются сюжеты, почерпнутые из маленького галицийского штетла , из природы, земли, родной культуры. То, что она выросла в еврейской семье не изолированной от тесного общения с нееврейскими семьями, дает ей возможность сохранять дистанцию и открытость мышления. Тема деревни, связанных с ней мотивов и символики становится главной в ее творчестве, определяет кругозор и мировоззрение. Ее политические и социальные взгляды устремлены к социализму. Рахеля с детских лет растет на природе, ее окружают земледельцы, крестьяне, работающие в хозяйстве матери, и в отличие от большинства еврейских писателей на идиш, живущих в еврейской среде, она вводит в свои произведения не только еврейские, но и универсальные темы. Ее интересует главным образом сущность человечества. Она поднимает тему женщин, описывая их как тех, кто находится в самом низу шкалы человеческих прав, хотя она и не намерена писать исключительно для женщин, – ее внимание именно к этой теме вызвано проблемой прав человека. Ее поэзия становится феминистской и гуманистской, что привносит свежесть взгляда и выделяет ее среди других начинающих писательниц круга культуры идиш. Она публикует в 1928 году томик «Дорф» («Деревня»), а в 1936-м – «Эрд» («Земля»). Следуя своим либеральным и близким к левым взглядам, Рахеля вовлекается в политику. Она участвует в маршах и манифестациях. Во время одной из таких манифестаций ее задерживают и сажают на два дня в тюрьму, о чем сообщает даже аргентинская пресса. В своей творческой и общественной деятельности Рахеля всегда могла рассчитывать на поддержку мужа. Отважная, свободно мыслящая, эмоциональная, преисполненная веры в лучший мир, Рахеля включается в революционную деятельность, и это становится движущей силой в поэтическом творчестве. Она поддерживает дружеские отношения со многими писателями литературы идиш, но к кругу ее ближайших друзей принадлежат философ и писательница Дебора Фогель и переводчица Рахеля Ауэрбах. Они, все трое, работают в новом литературно-художественном журнале «Cusztajer», издающемся на идиш. Рахеля Корн с мужем и дочерью Иреной живут в Пшемысле. У них в доме часто останавливается Бруно Шульц во время поездок на запад. После начала Второй мировой войны в 1939 году и нашествия гитлеровской Германии на Польшу Рахеля бежит с мужем и дочерью Иреной в Румынию, но после вступления войск Красной армии возвращается на территорию восточной Галиции. Ее избирают в львовский совет, она активно работает в культурной среде. Рахеля переезжает из Пшемысля, оставив там мужа и родной дом, во Львов, где дочь изучает медицину. Публикуется на польском и на идиш в советских журналах, издающихся во Львове, Киеве и Минске. Участвует в творческих вечерах на идиш, читает лекции и доклады. Вместе с другими коммунистическими писателями, такими как Алтер Кацизне, Бер Шнапер, Герш Вебер входит в состав группы, приглашенной в Москву на встречу с читателями и писателями идиш. Их с почестями приветствуют в Доме писателя, и они встречаются с редакторами журналов на идиш. Когда в 1941 году немцы захватывают Галицию и во Львов вступают нацистские войска, Рахеля, руководствуясь интуицией, бежит вместе с Иреной, не взяв с собой ничего, попросив помощи у советского водителя грузовика. Он подвозит ее на вокзал и сажает в поезд, идущий в глубь России. Сначала они прибывают в Киев, но в страхе перед быстро надвигающимся фронтом решают ехать дальше. Приезжают в Уфу на Урале, где Ирена устраивается работать медсестрой. Однако, испугавшись приближения зимы, пытаются прорваться к югу, в Слободник, где надеются перейти границу. Несколько недель они, истощенные, странствуют с караваном по пустыне Каракумы, и наконец попадают в Ташкент, а оттуда – в Фергану, в Узбекистан. Рахеля, ослабевшая от голода и скитаний, заболевает, и ее кладут в больницу. В 1942-м она получает предложение писать для коммунистической газеты, но отказывается. Ирена в Ташкенте знакомится со своим будущим мужем Эдмундом и вместе с ним отправляется в Университет в Москву. В 1943 году к ней присоединяется поправившаяся Рахеля. В столице СССР она как коммунистический творческий деятель принимает участие во встрече писателей в Москве. Живет на пенсию, выплачиваемую Советским правительством, но понемногу в ней крепнет желание навсегда покинуть Россию. В возрасте 45 лет она решает бежать на Запад. Решение оказывается правильным, тем самым она избежала сталинских чисток, которые не пощадили других близких ей писателей. Военные скитания и пережитый опыт вдохновляют ее на написание стихов о враждебной земле. Из всей семьи после кошмаров Холокоста остаются в живых только она и дочка. Ее муж, мать и братья убиты. Еще в Москве Рахеля Корн переосмысливает свои коммунистические взгляды. В 1945 году она возвращается в Польшу с надеждой заново наладить жизнь, но в конце концов в 1948 году эмигрирует через Стокгольм в Канаду. До конца дней она живет в Монреале.